Нечто о бесполезности повторений в объявлениях (литературные объяснения)

5. Нечто о бесполезности повторений в объявлениях

В литературе, как и в других занятиях каждого, своя специальность, свой особенный, ему свойственный, талант. Один пишет романы и повести, другой — критические и ученые статьи, третий — драматические произведения, четвертый — стихи, и так далее. Эти господа вообще называются литераторами и учеными. Но есть особенный род людей, специальность которых заключается в сочинении объявлений. Это также своего рода талант. Но могут ли эти сочинители называться литераторами или учеными? Вот вопрос, разрешение которого предоставляется на обсуждение читателей «Ералаша».

Нам известен один опытный сочинитель объявлений, сочиняющий ежегодно объявления в течение по крайней мере двадцати лет, от объявлений которого мы, конечно, вправе требовать художественной обработки, сжатости, краткости, силы и красноречия... К удивлению, последнее объявление его, написанное, конечно, не без ловкости, отличается непомерным многословием и повторениями одного и того же на одной странице. Может быть, такие объявления выигрывают с точки зрения коммерческой, но зато проигрывают с литературной точки зрения, а это жаль. Надобно бы иметь в виду и то и другое после двадцатилетней опытности.

К чему, например, следующие повторения:

Наше издание шло неуклонно к своей цели и «представляло на страницах своих, между учеными и беллетристическими произведениями, имеющими интерес современной новости, и такие, которые составляют прочное приобретение науки и литературы, долженствующее сохраниться надолго». Прочное приобретение литературы или науки, само собою разумеется, сохраняется надолго.

Далее:

«... Во все 16 лет журнал выходил в назначенные программою сроки, выполнял все им обещанное, и в книжках его было постоянно более предположенных программою 25 листов...»

Через три страницы:

«Наконец мы не только выполнили обещания свои относительно приложений...» и проч., но «поместили в журнале...» то-то и то-то. «Число листов каждой книги было постоянно 30 вместо 25».

Через восемь строчек:

«Ежемесячно будет выходить книжка, заключающая в себе от 20—25 листов... Но, не стесняясь этим обещанием, мы по-прежнему предоставляем себе право увеличивать число листов до 30, как увеличивали до сих пор...»

Какие же журналы стесняются этим обещанием и не предоставляют себе права увеличивать... и прочее. «Москвитянин», «Библиотека для чтения», «Современник» — все они выдают ежемесячно книжки до тридцати печатных листов. В этом нет ничего необыкновенного. Читатели это знают и привыкли к этому... И эти повторения о тридцати печатных листах вместо двадцати делаются немного смешными и неловкими.

Мы поставляем это на вид опытному сочинителю объявлений для того, чтобы он избегал впредь такого рода бесполезных повторений.

Примечания

Печатается по тексту первой публикации.

Впервые опубликовано: С, 1854, № 11, «Литературный ералаш», тетр. 7, с. 110.

В собрание сочинений включается впервые.

Автограф не найден.

Вероятное соавторство Некрасова может определяться двумя обстоятельствами. Во-первых, участием Некрасова в «Ералаше»; во-вторых, в редакционной статье «Несколько замечаний на последние выходки „Отечественных записок”...» редакция признает заметку своей. Имея в виду именно ее, редакция «Современника» пишет: «Если его (А. А. Краевского. — Ред.) рассердило замечание наше, что он дурно написал свое последнее объявление...» (см. с. 29).

«Нечто о бесполезности повторения...» достаточно остроумно и едко характеризует объявления, составляемые А. А. Краевским и печатаемые в «Отечественных записках».

© timpa.ru 2009- открытая библиотека