Cлово "ШАРИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШАРИЛ, ШАРИТ, ШАРЯ, ШАРИЛИ

1. Мертвое озеро. Глава XXIII. Содержатель театра
Входимость: 2. Размер: 18кб.
2. Как опасно предаваться честолюбивым снам
Входимость: 2. Размер: 72кб.
3. Три страны света. Часть шестая. Глава VIII. Полинькины родные
Входимость: 2. Размер: 70кб.
4. Осенняя скука
Входимость: 2. Размер: 56кб.
5. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах.
Входимость: 2. Размер: 56кб.
6. Три страны света. Часть третья. Глава II. Деревенская скука
Входимость: 2. Размер: 37кб.
7. Мертвое озеро. Глава LXVII. Ужин и его последствия
Входимость: 2. Размер: 15кб.
8. Гайдебуров П. Л.: Комнаты Н. А. Некрасова
Входимость: 1. Размер: 14кб.
9. Без вести пропавший пиита
Входимость: 1. Размер: 87кб.
10. Петербургский ростовщик
Входимость: 1. Размер: 79кб.
11. Кольцо маркизы, или Ночь в хлопотах
Входимость: 1. Размер: 72кб.
12. Мертвое озеро. Глава LVII. Свидание
Входимость: 1. Размер: 18кб.
13. Три страны света. Часть третья. Глава VI. Поиски
Входимость: 1. Размер: 26кб.
14. Хроника петербургского жителя
Входимость: 1. Размер: 122кб.
15. Три страны света. Часть восьмая. Глава VI. Партикулярное место
Входимость: 1. Размер: 14кб.
16. Три страны света. Часть седьмая. История горбуна. Глава II. Сирота
Входимость: 1. Размер: 16кб.
17. Панаев И.И.: Литературные воспоминания. Часть вторая (1839—1847). Глава I
Входимость: 1. Размер: 50кб.
18. Волшебное Кокорику, или Бабушкина курочка
Входимость: 1. Размер: 30кб.
19. Три страны света. Часть первая. Глава V. Душеприказчик
Входимость: 1. Размер: 47кб.
20. Заметки о журналах за март 1856 года
Входимость: 1. Размер: 53кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Мертвое озеро. Глава XXIII. Содержатель театра
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Часть текста: Доктор вошел, потер руки и потом уже подошел к кровати, на которую переложили больного. Он пощупал пульс, сделал гримасу и спросил: — Вы принимали лекарство? — О, как же! — Ну, где вы чувствуете сильнее всего боль? — Я?.. голова! и здесь! И больной указал на левый бок. Доктор сел писать рецепт, а Мечиславский стал разглядывать его лицо, которое не отличалось большой нежностью. Больной несколько раз раскрывал рот, чтоб говорить, но не мог — от боли или страха; наконец он тихо прошептал: — Доктор, доктор! — Что вам угодно? — спросил доктор, не отнимая глаз от рецепта. Больной молчал. — Верно, чего-нибудь кисленького, пить или кушать?.. Нельзя, нельзя! — О нет… я хочу знать только, опасно я болен… или только так… Доктор подошел к кровати больного, который продолжал с большой расстановкой: — Я еще не стар… — Вы женаты? Мечиславский покачал головой. — У вас есть мать, отец, дети? — Нет! но я… Доктор задумался и в умоляющих глазах больного, устремленных на него, казалось, искал чего-то. — Вы, верно, сильно простудились? — спросил доктор. Больной кивнул головой. — Еще не огорчились ли вы чем? Мечиславский сжал губы и простонал. — Успокойтесь, берегите себя, забудьте всё и будьте только покойны. — Я буду покоен, только скажите мне, скоро ли я встану? — в отчаянии лепетал больной. Доктор взял его за пульс и сверял с часами. Мечиславский приподнял голову, прильнул запекшимися губами к руке доктора и раздирающим голосом сказал: — Спасите, спасите меня! Голова его упала на подушки, и он слабо заплакал. Доктор разорвал рецепт и стал писать другой, потирая себе лоб. Больной продолжал всхлипывать. Когда он замолк, доктор подошел к кровати, покачал головой и на цыпочках вышел из комнаты. В это утро содержатель театра находился в сильном волнении: в городе ходили слухи о...
2. Как опасно предаваться честолюбивым снам
Входимость: 2. Размер: 72кб.
Часть текста: свистит. Снится ей черномазый арап, И она от испуга кричит. Но, не слыша, блаженствует муж, И улыбкой сияет чело: Он помещиком тысячи душ В необъятное въехал село. Шапки снявши, народ перед ним Словно в бурю валы на реке… И подходит один за другим К благосклонной боярской руке. Произносит он краткую речь, За добро обещает добром, А виновных грозит пересечь И уходит в хрустальный свой дом. Там шинель на бобровом меху Он небрежно скидает с плеча… «Заварить на шампанском уху И зажарить в сметане леща! Да живей!.. Я шутить не люблю!» (И ногою значительно топ). . . Всех величьем своим устрашив, На минуту вздремнуть захотел И у зеркала (был он плешив) Снял парик и… как смерть побледнел! Где была лунолицая плешь, Там густые побеги волос, Взгляд убийственно нежен и свеж И короче значительно нос… Постоял, постоял — и бежать Прочь от зеркала, с бледным лицом… Вот, зажмурясь, подкрался опять… Посмотрел… и запел петухом! Ухвативши себя за бока, Чуть касаясь ногами земли, Принялся отдирать трепака… «Ай люли! ай люли! ай люли! Ну, узнай-ка теперича нас! Каково? Каково? Каково?» . . И, грозя проходившей чрез двор Чернобровке, лукаво мигнул И подумал: «У! тонкий ты вор, Петр Иваныч! Куда ты метнул!..» Растворилася дверь, и вошла Чернобровка, свежа и плотна, И на стол накрывать начала, Безотчетного страха полна… Вот уж подан и лакомый лещ, Но не ест он, не ест, трепеща… Лещ, конечно, прекрасная вещь, Но есть вещи и лучше леща… «Как зовут тебя, милая?.. ась?» — «Палагеей». — Зачем же, мой свет, Босиком ты шатаешься в грязь? — «Башмаков у меня, сударь, нет». — «Завтра ж будут тебе башмаки… Сядь… поешь-ка со мною леща… Дай-ка муху сгоню со щеки!.. Как рука у тебя горяча!. Вот на днях я поеду в Москву И гостинец тебе дорогой Привезу…» II Между...
3. Три страны света. Часть шестая. Глава VIII. Полинькины родные
Входимость: 2. Размер: 70кб.
Часть текста: черты лица у ней были нежные, глаза и волосы черные, как смоль. Склонив голову, она прилежно шила. В ее чистеньком, но полинялом ситцевом платьице и во всей обстановке комнаты довольно ясно обнаруживалась нищета. Кроме дивана, стола и стула, на котором сидела девушка, в комнате был еще старый комод; на нем красовался чисто вычищенный самовар с подносами и чашками. По перегородке, отделявшей другое окно комнаты, стояло три стула, а у замерзшего окна маленький столик. Тихо было в холодной комнате, уныло и монотонно стучали стенные часы, изредка заглушаемые сухим кашлем, выходившим из-за перегородки, где был также огонь. Пробило семь часов; старушка вслух сочла их и тяжело вздохнула, положила чулок на стол и начала дыханьем согревать свои руки. — Ничего не вижу, — тихо бормотала она, потирая их, — в глазах застит, а руки словно окоченели, спицы валятся! Эх, и чай-то весь… хоть бы погреться… да что-то и Иван Карлыч нейдет! хоть бы у него заняла. А то и лавки запрут. Девушка еще ниже опустила голову и продолжала шить. — Катя, скоро ли ты кончишь рубашки? — спросила старуха, еще больше понизив голос. — Уж последняя, маменька, — нехотя отвечала Катя. Старушка, указывая головой на перегородку, шепнула дочери: — То-то, ведь у Мити сапог нет! — Опять шептаться! не стыдно вам! — раздался из-за перегородки слабый, но сердитый голос. Старушка в испуге приложила руку к губам и, как молоденькая девочка, пойманная врасплох отцом, лукаво глядела на свою дочь и грозила ей пальцем, будто та была всему виной. — Ну, вот теперь и замолчали! — с горячностью крикнул тот же голос, и скорые шаги раздались за перегородкой. Это восклицание произвело совершенно...
4. Осенняя скука
Входимость: 2. Размер: 56кб.
Часть текста: другая направо. Диван и перед ней круглый стол, на котором стоит единственная сальная свеча, сильно нагоревшая. На диване пуховая подушка в белой наволочке. На том диване дремлет Ласуков, худенький старичок лот пятидесяти, седой, со сморщенным и болезненным лицом. В передней, внутренность которой видна чрез полуотворенную дверь, спит, прислонив руки к столу и положив на них голову, мальчик в суконном казакине с красными сердцами на груди. Со двора доносится завыванье осеннего ветра и скрип ставней. Вдруг ветер завыл сильнее, громче застучал ставнями; Ласуков проснулся. Ласуков . Ну, завывает!.. А я опять уснул. Ведь вот, кажется, мудреную ли задачу задаю себе каждый день? не спать после обеда! — вот всё, чего требую от себя, как от человека, а кончу всегда тем, что засну, как скотина. А еще говорят: человек — царь творения. Ну конечно! точно, царь, когда ему нужно объесться за обедом; а как придется не спать после обеда, так тут и догляди его!.. Молчание. Ну, что ночью теперь буду я делать?.. Молчание. А впрочем, желал бы я знать, кто на моем месте не заснул бы? Да я премию огромную готов тому предложить! До ближайшего города сорок верст, до ближайшего соседа семнадцать, — и дороги такие, что, говорят,...
5. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах.
Входимость: 2. Размер: 56кб.
Часть текста: Вот рать! брадою Чернобога Поклясться смело может свет, Что побежденных ею много, А победителя ей - нет! Выходит царь. Ему подводят Его любимого коня, За ним жена и сын выходят, И дочь - ясней младого дня; Мила как юная Зимцерла, Она улыбкой всех дарит - И ряд зубов, белее перла, Глаза и души ворожит. Она заносит ножку в стремя - Не смея духа перевесть, Мужчин завистливое племя Глазами радо ножку съесть; Коня погладит ручкой ловкой - Всем ручка видится во сне; Шутя кивнет кому головкой - И взоры всех в той стороне; Посмотрит на кого сурово - Тот и печален и угрюм; Моргнет ли бровью, скажет слово - В тупик поставит самый ум. И наши деды знали толк Ценить поэзию правдиво: Был у Плениры целый полк Рабов влюбленных - и не диво!.. К нам по преданиям дошло, Переходя от деда к внуку, Что тот, презреньем ввержен в муку, Весь век страдал; того сожгло Одной улыбкой благосклонной; Тот, говорун неугомонный, От изумленья онемел, Когда ей в очи поглядел... Куда же едут царь с царицей И с белолицей царь-девицей? Куда мужчин и женщин рать Собралась их сопровождать?.. Царь, утомясь победной славой, Любил с зверьми вести войну, И как охота в старину Была и женскою забавой, То и царица с ним порой Делить в отъезжем поле травлю Любила. Здесь я точку ставлю. Пойдемте на поле со мной... Разнообразными толпами Станица воинов и жен, С бичами, копьями, стрелами, Пестреют в поле - шум и звон! Кругом раскинуты тенета, Зверей усердная гоньба Всех утомила, как работа; Но ловля, травля и...

© timpa.ru 2009- открытая библиотека